Получить помощь
пн-пт, с 9.00 до 19.00 (время - мск)advokat-demyanchukmail@advokat-demyanchuk.ru

Подстрекательство к получению взятки. ФСБ. Воронеж.

К адвокату Демьянчуку А.В. обратился полковник МВД, обвиняемый в получении взятки (ч.2 ст.290 УК РФ). На момент обращения, дело уже было передано в суд. Чтобы дать правильную оценку квалификации преступления, а также возможности оказания реальной помощи своему клиенту, адвокат Демьянчук А.В. заключил с клиентом соглашение на изучение материалов уголовного дела, состоящего из 6 томов. После изучения стало очевидно, что в отношении клиента взяткодателем была совершения провокация в виде подстрекательства к получению взятки. Такой вывод основывался на следующих доводах. Во-первых, в оперативной разработке клиент находился задолго до получения взятки, однако в деле нет ни одной аудио- и видеозаписи, на которой было бы зафиксировано требование взятки. Во-вторых, как следует из аудио- и видеозаписи, сделанной оперативниками ФСБ в момент  передачи взятки, взяткополучатель  никаких требований о передаче взятки не выдвигал, взяткодатель передал деньги не в руки, а засунул их в карман его куртки. Однако все не так просто. Смывы с рук показали, что к деньгам взяткополучатель все-таки прикасался. Дело дошло до суда, а сам клиент во время следствия находился под арестом, а затем под домашним арестом. Кроме того, клиент неоднократно менял свои показания: то признавал свою вину (полностью или частично), то   полностью отказывался в получении взятки. Но главное препятствие – оперативно-розыскные мероприятия вели оперативники ФСБ, а само дело было санкционировано двумя генералами – ФСБ и Следственного комитета. Разве они могут ошибаться?

К слову, один из защитников на следствии заявлял, что в отношении клиента была совершена провокация. Однако выглядело это неубедительно. Из позиции защиты было неясно, в чем конкретно заключалась провокация.

После изучения материалов уголовного дела адвокат Демьянчук А.В. изложил свое видение ситуации клиенту. Также клиенту было озвучено, что за оправдательный приговор придется серьезно побороться и не исключен обвинительный приговор и реальный срок. Поскольку клиент трезво оценивал свое положение и не требовал каких-либо гарантий, то адвокат Демьянчук А.В. согласился осуществлять защиту своего клиента в суде.

После изучения ходатайств предыдущих защитников, стало очевидно, что тактику защиты следует полностью перестроить, поскольку ничего из того, что следовало сделать защите по делу, сделано не было.

Адвокат Демьянчук А.В. подготовил следующие ходатайства (перечень не полный):

1. О признании недопустимым доказательством протокола осмотра продуктов питания, получение которых вместе с деньгами также инкриминировалось в качестве взятки. Доводы защиты сводились к следующему:

  • понятые не принимали участия в осмотре продуктов питания; при их взвешивании следователь не приложил к протоколу фотографию взвешивания; из-за этого нарушения участники процесса лишены возможности проверить достоверность взвешивания, им остается лишь верить содержанию протокола осмотра;
  • невозможность установления точного веса продуктов, ведет к невозможности определения их цены, что в свою очередь, не позволяет квалифицировать их получение в качестве взятки;
  • допущенное следователем нарушение ч.1.1 ст.170 УПК невозможно устранить, поскольку на момент рассмотрения дела в суде продукты питания были уничтожены.

Суд пошел на тактическую хитрость: вместо того, чтобы разрешать ходатайства по мере их заявления, он отсрочил принятие по ним решения к окончанию судебного следствия. Таким образом, суд до последнего пытался скрыть свое отношение к делу и, тем самым, ослабить бдительность защиты.

В итоге, в удовлетворение ходатайства о признании протокола осмотра продуктов питания было отказано. НО, прокурор отказался от обвинения в части получения продуктов питания в качестве взятки! То есть защита достигла своей тактической цели.

2. О вызове в суд и допросе экспертов, проводивших по делу судебные экспертизы (лингвистическую, компьютерно-техническую и фоноскопическую). Доводы защиты сводились к следующему:

  • при сопоставлении фонограммы состоявшегося при передаче денег разговора взяткодателя с взяткополучателем с текстом составленной экспертом ее расшифровки выявилось несоответствие текста расшифровки содержанию фонограммы;
  • составленная экспертом расшифровка противоречит не только содержанию фонограммы, но и ее расшифровке, составленной оперативником ФСБ;   
  • из заключения компьютерно-технической экспертизы невозможно установить критерии, на основании которых эксперт пришел к выводу об отсутствии признаков монтажа аудио- и видеозаписей, зафиксировавших передачу взятки;
  • другие эксперты при подготовке своих заключений использовали порочную расшифровку;
  • допущенные экспертами нарушения ставят под сомнение обоснованность составленных ими экспертных заключений.

Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, поскольку никаких нарушений он не выявил.

3. С целью усиления своих доводов защита заявила ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела составленного независимым экспертом акта экспертного анализа имеющегося в материалах дела заключения эксперта-фоноскописта. Из акта следует, что заключение эксперта содержит существенные недостатки: проведенные экспертом исследования не описаны, его выводы не подтверждены фактическими результатами исследований и/или иллюстративными материалами.

Суд удовлетворил ходатайство защиты о приобщении акта экспертного анализа. Однако в последующем, из теста приговора стало ясно, что суд уклонился от оценки данного доказательства защиты.

4. Наконец, защита заявила новое ходатайство о признании экспертных заключений недопустимыми доказательствами. Помимо доводов, изложенных в ходатайстве о вызове экспертов, оно дополнительно основывалось на следующих доводах:

  • эксперт-лингвист, находится в служебной зависимости от начальника УФСБ России по Воронежской области, утвердившего постановление о проведении оперативного эксперимента, по итогам которого произошло задержание; согласно п.2 ч.2 ст.70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей.
  • следователь поручил выполнение фоноскопической экспертизы экспертам ФБЮ «Воронежский региональный центр судебной экспертизы МЮ РФ; однако фоноскопическая эксперта не предусмотрена Перечнем родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в Федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России (приложение №1 к Приказу Министерства юстиции РФ от 27.12.2012 №237; зарегистрирован в Минюсте России 29.01.2013 №26742);
  • эксперты исследовали только копию ­­­­­­­видеофайла; достоверно ответить на вопрос о наличии/отсутствии признаков монтажа аудио-, видеозаписи без исследования экспертом оригинала записи возможно лишь в случае, когда вместе с копией эксперту представляются исчерпывающие сведения о том, кем, как, в каких условиях, на какую записывающую аппаратуру производилась перезапись, поскольку только по копии без оригинала и документально зафиксированных контрольных сумм файла нельзя удостоверить его аутентичность.

Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, поскольку никаких нарушений он не выявил. В результате, у защиты уже не осталось сомнений в том, что приговор будет обвинительным.

5. Об истребовании ряда приговоров и уголовных дел, возбужденных в отношении взяткодателя, а также биллинга телефонных соединений между абонентскими номерами, принадлежащими взяткодателю. Доводы защиты сводились к следующему:

  • в отношении взяткодателя прекращено уголовное дело по ст.322.2 УК РФ за деятельным раскаянием;
  • взяткодатель осужден по ч.3 ст.291 УК РФ к штрафу за дачу взятки сотруднику ФСБ, проходившим по настоящему делу свидетелем;
  • взяткодатель осужден по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 УК РФ (мошенничество) к 2-м годам лишения свободы условно; его оперативную разработку осуществлял сотрудник ФСБ, также осуществлявший оперативную разработку взяткополучателя; взяткодатель был задержан на 2-е суток по делу о мошенничестве, а спустя месяц принял «добровольное» участие в оперативном эксперименте по делу о взятке;    
  • истребование приговоров и материалов уголовных дел необходимо для проверки доводов защиты об оговоре взяткополучателя и его подстрекательстве к получению взятки;
  • в материалах дела имеются доказательства оговора взяткодателем – на основании его показаний взяткополучатель был арестован на следствии; взяткодатель заявил о получении угроз и повреждении его имущества со стороны неустановленных следствием лиц, если он не изменит свои показания в пользу взяткополучателя; в последующем суд изменил меру пресечения с ареста на домашний арест, поскольку не нашел в деле доказательств действия неустановленных лиц в интересах взяткополучателя.          

В итоге, суд отказал в удовлетворении данного ходатайства. На этом основании защита завила отвод суду, который (прогнозируемо) также не был удовлетворен. Заявление отвода было последним способом защиты от обвинительного уклона суда.     

Однако, не исследовав вопрос о наличии в деле признаков подстрекательства, суд тем самым «заложил бомбу» под свой обвинительный приговор – он не обеспечил исполнения стороной обвинения бремени доказывания отсутствия подстрекательства (при этом прокурор возражал против удовлетворения ходатайства защиты (!)) и, тем самым, суд возложил бремя доказывания на защиту, чем нарушил принципы состязательности и равноправия сторон. Данное нарушение является безусловным основанием для отмены обвинительного приговора.

Итогом судебного разбирательства прогнозируемо стал обвинительный приговор – подзащитный был признан виновным по ч.2 ст.290 УК РФ и приговорен к 1 году и 6 месяцам лишения свободы (прокурор просил приговорить его к 3 годам лишения свободы). Однако с учетом нахождения под стражей и домашним арестом, ему осталось провести под стражей менее 6 месяцев.

При таких доказательствах защиту не мог устроить даже такой мягкий приговор. Поэтому была подана апелляционная жалоба. Прокурор также его обжаловал за мягкостью наказания. Однако в заседании суда апелляционной инстанции прокурор отказался от требования об увеличении наказания. Апелляция приняла компромиссное решение – обвинительный приговор оставила в силе, а наказание не стала увеличивать. НО ГЛАВНОЕ, В ЭТОТ ЖЕ ДЕНЬ КЛИЕНТ ОКАЗАЛСЯ НА СВОБОДЕ в связи с отбытием наказания!

Уверен, такой мягкий приговор стал возможен исключительно потому, что защита действовала исключительно профессионально. Всем стало очевидно, что «дело разваливается». Если изучить текст приговора, то складывается ощущение, что защита вообще ничего не делала – в приговоре не приведены основания, по которым суд признал ее доводы необоснованными. Думаю, это произошло потому, что мотивированная оценка судом доводов защиты (как того требует закон) привела бы к большой сложности в обосновании судом обвинительного приговора. В определенной мере, это относится и к содержанию апелляционного определения.

Защита продолжит дальнейшее обжалование данного незаконного и несправедливого приговора, но уже, что немаловажно, за пределами Воронежа, – в суде кассационной инстанции (г. Саратов) и Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Уверен, в этом деле еще не поставлена финальная точка!

Приговор суда здесь.

Апелляционное определение здесь.

Как я работаю
1 Получаю Вашу заявку
2 Изучаю Ваши документы
3 Оцениваю Вашу ситуацию
4 Заключаем соглашение о сотрудничестве
5 Решаю Вашу проблему!
Моя высокая эффективность подтверждена судебной практикой!
Экспертный уровень
Адвокатская практика c 1995 года
Результативность
900+ успешно разрешённых споров!
Честность
Слова не расходятся с делом!
Заявка на получение помощи адвоката
Хотите задать вопрос лично? Звоните: +7 (495) 984-89-75
Контакты
Москва, 2-я Песчаная, д. 3, 2-й эт.
skype: advokat-demyanchuk
E-mail: mail@advokat-demyanchuk.ru
© 2003-2020 А.В. Демьянчук – услуги адвоката в Москве, представительство в арбитражном суде
Карта сайта
Вы хотите, чтобы я Вам перезвонил? - укажите номер телефона и удобное для Вас время звонка.