Мои статьи, публикации, выступления

О махинациях должностных лиц при премировании.

Особенности уголовно-правой квалификации действий должностных лиц, требующих от своих сотрудников передачи части начисленных им премий.

Опишу случай из моей адвокатской практики. Уголовное дело только поступило в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу. Директор филиала ФГБУ (в дальнейшем – должностное лицо) обвиняется следствием по ч. 4 ст. 160 УК РФ в систематическом присвоении вверенного ему имущества в особо крупном размере при следующих обстоятельствах. По версии следствия, должностное лицо премировало ряд своих сотрудников (не себя!) в завышенном размере, а возникшую разницу требовало передать себе. Свое требование оно мотивировало недостаточным финансированием филиала и необходимостью создания фонда для покрытия расходов, не предусмотренных сметой. В общей сложности им было получено 14 млн рублей, из которых 2 млн было израсходовано на нужды филиала, а 10 млн присвоено. При этом выплата завышенных премий не противоречила положению об оплате труда и премировании сотрудников учреждения (утверждено собственником, в дальнейшем – положение о премировании) и не превышала отведенных под это лимитов финансирования.

Ознакомившись с судебной практикой, автор отмечает отсутствие единообразия в вопросе уголовно-правовой квалификации действий должностных лиц, требующих от своих сотрудников передачи части начисленных им премий. Встречаются следующие варианты квалификации: по ст. ст. 159 УК РФ (мошенничество), 160 УК РФ (присвоение), 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и 290 УК РФ (получение взятки).

Приговор не может быть признан законным и обоснованным, если суд дал неверную уголовно-правовую оценку действиям подсудимого. Поэтому автор решил детально разобраться в этом вопросе.

1. О квалификации действий должностного лица по статье 160 УК РФ.

Легальное толкование преступления в виде присвоения или растраты приведено в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 №48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (в дальнейшем – постановление Пленума ВС РФ от 30.11.2017 №48). Присвоением или растратой является противоправное, безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

П. 24 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 №48 разграничивает присвоение от растраты. Присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника. Растратой же являются противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

П. 29 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 №48 под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159.1, ч. 3 ст. 159.2, ч. 3 ст. 159.3, ч. 3 ст. 159.5, ч. 3 ст. 159.6, ч. 3 ст. 160 УК РФ), подразумевает должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными п. 1 примечаний к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющимися должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным п. 1 примечаний к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Как следует из п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (в дальнейшем – постановление Пленума ВС РФ от 16.10.2009 №19), под корыстной заинтересованностью понимается стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имуществав свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.).

Кроме того, п. 17 постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 №19 разграничивает хищение чужого имущества с использованием служебного положения от злоупотребления должностными полномочиями из корыстной заинтересованности. При злоупотреблении должностными полномочиями из корыстной заинтересованности действия должностного лица либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выходы от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятиемимущества.

Выводы:

1) Руководитель филиала ФГБУ обладает признаками, предусмотренными п. 1 примечаний к ст. 285 УК РФ, т.е. является должностным лицом и может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 160 УК РФ за хищение вверенного ему имущества.

2) Выплата завышенных премий только формально не противоправна и совершена по воле собственника. На самом деле действия должностного лица противоречит интересам и воле собственника и причиняют ему имущественный ущерб. Невозможно представить, что целью утверждения собственником положения о премировании было не стимулирование трудовой мотивации всех его сотрудников, а незаконное обогащение отдельных лиц.

3) Согласно п. п. 16 и 17 постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 №19, выплата завышенных премий является незаконным и безвозмездным изъятием чужого имущества в свою пользу (должностного лица) и (или) иных лиц (отдельных сотрудников филиала). Ни о каком временном (деньги не были возвращены) или возмездном изъятии речи здесь быть не может.

4) Должностное лицо подлежит уголовной ответственности по ст. 160 УК РФ, если завышенные премии были потрачены не на нужды филиала и (или) на улучшение и стимулирование труда его сотрудников, а на личные цели должностного лица и (или) отдельных лиц.

5) Поскольку от размера похищенного зависит квалификация преступления, совершенного в форме хищения, то следствие обязано установить (доказать) точный размер похищенного должностным лицом имущества. В противном случае, правильная уголовно-правовая квалификация преступления невозможна.

2. О наличии квалифицирующего признака – совершении присвоения группой лиц по предварительному сговору.

Следствие использовало распространенную тактическую уловку. Лица, причастные к получению завышенных премий, были оставлены в статусе свидетелей в обмен на «изобличающие» должностное лицо показания. Естественно, в сложившейся ситуации они всю вину «свалили» на него: завышенные премии мы полностью отдавали ему; вначале верили, что эти деньги идут на нужды филиала, а потом стали подозревать его в присвоении; однако опасаясь мести, были вынуждены участвовать в преступной схеме, пока следствие ее не раскрыло.

Но эти свидетели обвинения должны быть также привлечены к уголовной ответственности вместе с должностным лицом (при условии доказанности хищения), поскольку присвоение чужого имущества было совершено в составе группы лиц по предварительному сговору.

Статус обвиняемых (наказание по ч. 4 ст. 160 УК РФ – до 10 лет лишения свободы) освежит их память, и они вспомнят о совершенных тратах на нужды филиала, о которых они решили умолчать на предварительном следствии.

3. О квалификации действий должностного лица по ст. 290 УК РФ.

В описанном случае квалификация действий должностного лица по ст. 290 УК РФ невозможна. Поскольку передача подчиненными должностному лицу части полученных ими премий не была обусловлена коррупционной деятельностью. Должностное лицо не обещало совершить какие-либо действия (бездействие), входящие в его служебные полномочия или в чем-либо поспособствовать. Доказательства, позволяющие расценить его действия в качестве обещания общего покровительства или попустительства по службе, не установлены. И главное – причину передачи завышенной части премии должностное лицо объясняло необходимостью несения расходов на нужды филиала, а не личными нуждами!

4. О квалификации действий должностного лица по ст. 159 УК РФ.

Квалификация действий должностного лица как мошенничество также невозможна. Характерным признаком мошенничества является завладение имуществом собственником путем обмана или злоупотребления доверием. Тогда как при присвоении похищенное имущество уже находится в правомерном владении либо ведении этого лица.

При этом квалификация действий должностного лица в качестве мошенничества допустима при двух условиях.

Во-первых, его умысел должен быть направлен на завладение не вверенным ему имуществом (имуществом ФГБУ), а имуществом своих подчиненных. То есть если должностное лицо требует передать завышенную часть премий, то тем самым причиняется имущественный ущерб учреждению. Если же оно требует передать часть законно начисленной (не завышенной) премии, то ущерб возникает у подчиненного, поскольку он лишается части причитающихся ему по закону выплат.

Во-вторых, передача части премии должна совершаться подчиненным не добровольно, а вынужденно, под воздействием обмана или злоупотребления доверием со стороны должностного лица. Например, если требование передачи части законно начисленной премии происходит под видом отчислений на нужды филиала или на взятки вышестоящим начальникам, а на деле все полученное должностное лицо присваивает себе.

5. О квалификации действий должностного лица по ст. ст. 285 или 286 УК РФ.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной п. п. 16 и 17 постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 №19, получение должностным лицом от своих работников части завышенных премий не подлежат квалификации по ст. ст. 285 или 286 УК РФ. Поскольку при злоупотреблении или при превышении должностных полномочий хищения в виде незаконного безвозмездного обращения имущества в свою пользу или пользу других лиц нет. При злоупотреблении или при превышении должностных полномочий умысел должностного лица направлен на получение для себя или других лиц материальной выгоды от использования имущества не по назначению, либо связанную с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

6. О тактике защиты по уголовным делам, возбужденным по ст. 160 УК РФ.

По данной категории уголовных дел следствие обязано доказать факт совершения должностным лицом хищения, а также размер похищенного им имущества. Чтобы установить размер похищенного имущества, необходимо от суммы незаконно выплаченных премий вычесть произведенные должностным лицом расходы на нужды филиала. Разница между этими величинами составит стоимость похищенного им имущества. Но следствие не установило все произведенные должностным лицом траты на нужды филиала. В большинстве случаев оно решило их не замечать! До тех пор, пока не установлен точный размер похищенного имущества, вывод о виновности должностного лица является преждевременным и недоказанным.

Поэтому задача минимум защиты заключается в доказывании неполноты (ошибочности) произведенных следствием расчетов. Задача максимум – в доказывании отсутствия хищения в случае, если будет установлено, что все полученные от подчиненных денежные средства были использованы на нужды филиала.

Вам нужна юридическая помощь?
Оставьте заявку на сайте, позвоните по телефону или напишите мне на E-Mail